Так называемые русские суеверия до сих пор сохранились в людской памяти. Крестьяне никогда, в отличие от современного человека, не стремились выделиться из природы и бороться с ней. Напротив, вся народная жизнь славянина дышит благоговением к природе. В размеченном праздниками и обрядами кругообороте жизни участвуют не только «живые» стихии, не только силы плодородия, но и разнообразные духи, обитающие в воде, земле, воздухе, а также «хозяева» крестьянского дома и подворья — лешие, водяные, домовые, русалки, кикиморы и т.п.
Чурова неделя. Бытует поверье, что с вечера 8 января прилетает на землю нечистая сила и начинаются бесовские потехи. Ведьмы и колдуны летают по шабашам и воруют с неба месяц и звёзды.
Поэтому с 8 по 15 января шла на Руси Чурова неделя, когда люди обращались за помощью к древнейшему богу славянского пантеона — Чуру (Щуру).
Чур оберегает границы владений, нажитое богатство, всё родовое достояние. «Чур, моё», «Чур, пополам!» — до сих пор кричат дети, когда хотят закрепить свое право на какую-нибудь вещь.
Русский язык до сих пор сохранил слова и выражения, связанные с древним покровителем семьи, например, в названии поколений: дед, прадед, прапрадед, щур, пращур, прапращур. Или «чересчур» — говорят, когда что-то выходит за рамки допустимого.
В Чурову неделю для защиты собственности хозяева метили свои вещи и скотину. На дверях дома,, воротах рисовали мелом крестики и говорили: «Чур, Чур, сохрани». Или другое заклятье для удаления зловредных сил: «Чур, наше место свято!».
А по церковному календарю в этот день молятся пророку Даниилу, который является защитником от лихих людей, и который, по существу, «перенял» свойства древнего Чура.
Никакой дом не стоит без домового. В этом славяне были абсолютно уверены. Оттого и имён у невидимого хозяина двора и дома множество.
В старые времена различали духа, обитающего во дворе (дворовой), и собственно духа дома (домовой), но чаще их смешивают, полагая, что домовые живут в домах (за печкой, у порога, в углу), но помогают ухаживать за скотом.
У славян преобладает уважительное, с некоторой опаской отношение к домовому. В хороших семьях после ужина всегда оставляли на столе «харч для домового». «Хозяина» обязательно «кормили», т.е. угощали по большим праздникам (на Рождество, под Новый год, в Чистый четверг, а также перед Великим постом).
Были и особые праздники «домоведушки». Например, 10 февраля, на Ефрема Сирина, справляли именины домового.
Если в этот день не оставить «дедушке» гостинца (хлеб, блины, солёную кашу на покрытом скатертью столе), то он в общем-то, из доброго существа может превратиться во вредного, и тогда все дела в доме пойдут наперекосяк. После же праздничного ужина «суседко» весь год был смирен и услужлив.
На Федору, 9 июня, домовой устраивается спать на венике, и его по неосторожности можно вынести из дома вместе с мусором. Поэтому, чтобы не ушли из жилья покой и уют, в этот день на Руси вообще не мели полы.
Мало кто видел домового, но голос слышали многие. Если ночью наваливался он на грудь человека и будил этим, то наши предки быстро спрашивали: «К добру или к худу?» И «дедушко»отвечал человеческим голосом, но тихо,будто ветер листьями прошелестит. Смельчаки сбрасывают его на пол, как кошку. Суседко при этом «крякает», но на такое обращение не обижается — сонному человеку всё простительно.
Знаки домового понимали. Загремит посудой — будь осторожен с огнём. Заохает или заплачет — к горю. Намочит кого ночью — о болезни предупреждает. Выть начнет, дверями и ставнями хлопать — к покойнику. Но если ночью лапой своей мягкой погладит либо смеяться начнёт или на гребешке заиграет — к радости.
Банник человеку не товарищ. В каждой русской бане живет свой дух — банник, баенник, байник, банный хозяин. Живет он под полком или за каменкой — сложенной из больших камней банной печью. Иногда обитает он там с женой (банницей) и детьми.
Банник чаще всего невидим, но когда он является человеку, то предстает в страшном обличье: чёрный, мохнатый человек, иногда огромного роста, с железными руками с когтями, которыми душит или «запаривает» моющихся, не соблюдающих банных правил. Он изгоняет неугодных ему посетителей, кричит, «стукочет», кидается камнями, плещет кипятком.
Как истый хозяин он следит за своей баней: удаляет угар пока все хозяева и гости не перемоются, метёт пол веником. Он и сам не прочь попариться, причём мыться любит «в четвёртый пар» (реже в седьмой), т.е. после трёх (шести) смен побывавших в бане людей.
Поэтому нужно содержать баню в чистоте, и оставлять после мытья на полке ведро воды, мыло и веник для банника, приглашая его попариться: «Хозяин с хозяюшкой, с малыми детушками, гостите к нам в гости!» (Кстати, на Руси банные веники никогда не заносили в избу, даже только что связанные, не принято было проносить их дальше сеней, там они и сушились).
Нельзя мыться в «четвёртый пар», особенно в одиночку, а также после захода солнца или поздно ночью (в полночь). Ни в коем случае нельзя шуметь и ругаться в бане. Несоблюдение этих правил влекло за собой появление страшного банника, который мог защекотать, задушить, запарить и даже затащить неугодного ему человека на каменку.
Для задабривания этого строгого духа существовал обычай время от времени оставлять баннику угощение — кусок чёрного хлебе, густо посыпанный солью. Бросали на каменку соль и когда топили новую баню.
Лесной хозяин. Люди называют его лешим, лешаком, дедушкой, лесовиком, лесным дядей и т.п. По поверью, родятся лешие от удара молнии. Вырастают у обгорелого пня руки-ноги, и появляется в лесу новый лешак.
Как и другие духи, лесной хозяин чаще не видим, а лишь слышим. А пошуметь он любит: свищет, щёлкает, кричит на разные стороны, дразнится, хлопает в ладоши, бурлит водой в реке, ходит с ветром (по направлению ветра можно узнать, в какую сторону лешак направился). Любит леший и пошутить: то сосной обернётся, то станет пнём или кочкой, то белым мхом разляжется, то охотника или грибника с дороги собьёт.
Описания лесовика также разноречивы. Кто-то видел его пучеглазым, с длинными волосами и зелёной бородой, кто-то — мохнатым или обросшим мхом, а иногда он показывается человеком.
В лесу он полноправный хозяин, причём хозяин деятельный, носится по своим владеньям как угорелый, «едва соследимо». Правда, дальше опушки он редко заходит — там ведь уже другой хозяин, полевой. Только 4 сентября, в день Агафона-огуменника, лешие выходят из леса и бегают по деревням.
Один из самых больших праздников для лесных духов — 27 сентября, Воздвиженье, когда крестьяне избегали даже заходить в лес, опасаясь попасть на сборище змей, зверей и лесовиков.
Избавиться от лесного духа можно посредством молитвы или, напротив, матерной брани. Страшится леший также соли и огня, очищенной от коры липовой палочки (лутошки) или рябиновой палочки, через которую он не может переступить.
Воден-царь. Образ водяного — один из наиболее распространённых на Руси. Водяного дедушку иногда представляют как человека, только волосы и борода у него из тины, а тело в рыбьей чешуе. А иногда — получеловеком-полурыбой, такой водяной имел особое название: навпа или павпа. Излюбленное место жительства водяных — омуты, водовороты, глубокие и опасные места на реках, а также «бездонные болота» и «провалы под землёй», куда водяные уходят жить на зиму.
Особенно почитают водяного рыболовы. Традиционно они «кормят» водяного, бросая в воду крошки хлеба, остатки вина, табак, приговаривая: «На, тебе табачку, а нам дай рыбки». Ему возвращают, кидая в воду, первую выловленную рыбу или часть улова.
Одаривали гостинцами водяного и все, жившие около воды. Обычно это происходило 16 апреля, в день Никиты Водопола. В качестве гостинца бросали в воду (топили) живых лошадей, бараньи головы, хлеб, масло, мёд с приговорами: «На тебе, дедушка, гостинец на новоселье, люби и жалуй нашу семью».
Очень не любит водяной, когда около воды ругаются, поминают черта или его самого, за это и утопить может.
Время водяного — полдень, полночь и вообще весь период между заходом и восходом солнца.
Полевик-межевик. Образ полевого — духа поля и подателя урожая в поверьях размыт. Даже облик его в разных местах представляли по-своему. Он то наг и черен, как земля, с разноцветными глазами и волосами-травой; то «весь в белом», насылает ветер, «так и дует да свищет»; а то молодой мужик с длинными ногами с рожками на голове и с хвостом с кисточкой, которым он поднимает а=пыль, если не хочет, чтобы его видели. Многие считали, что полевики, луговики, колодезники похожи на лешего и покрыты лохматой шерстью.
Если же он и показывается людям, то только в двенадцать часов дня и перед закатом солнца. Он — персонифицированный полдневный летний свет и жар, способствующий росту хлебов, но оборачивающийся и пожарами. Но так или иначе, он наблюдает за ростом травы и хлебов, охраняет поля. Кроме того, полевой охраняет межи и границы полей. По поверьям, полевики часто встречаются именно у межевых ям, поэтому спать здесь нельзя («никогда нельзя спать на межах: сейчас переедет полевик, так что и не встанешь»).
Любит он пошутить над путниками: «водит», заставляет плутать, пугать людей, свистит, хлопает в ладоши, кидается головешками, мелькает искрами.
Недовольный полевик может хлеб в поле уничтожить или весь скот истребить. Чтобы ничего подобного не произошло, в ночь под Духов день (следующий за Троицей понедельник) ему оставляли подношение:клали в поле пару яиц и краденого («чтобы никто не видел») безголосого петуха. А по окончании жатвы несколько несжатых колосьев связывали и с поклоном оставляли полевому хозяину.
Горный батюшка. Горный — всё это один дух, властитель земли, гор, хозяин приисков; шахтёрский родоначальник, знаток подземных глубин. Представления о горном хозяине распространены там, где ведутся горные, подземные разработки, в шахтёрских районах, на Урале, Алтае, в Сибири. Горный — старец или человек «ростом с лесину», с горящими глазами, напоминающими блеск подземных сокровищ, минералов. Подобно лешему, он появляется с ветром, бурей, любит шум, свист, рев, чем очень пугает людей.
По поверьям, горный дед собирает богатства земли с одно место и ограждает их заклятьем. В его власти допустить кого-либо или не допустить к сокровищам подземных недр. Не понравившихся ему людей он прогоняет и преследует не уважающих его.
Увидеть горного можно крайне редко. Считается, что он показывается на прииске перед бедой, его появление могло вызвать даже закрытие прииска. Хотя он может явиться людям и в облике человека, занимающегося обычной шахтёрской работой. Тогда он озорничает, курит табак и пьёт водку. С ним можно заключить соглашение (разумеется, за подношение или за часть добычи), и он укажет путь к подземным россыпям сокровищ, наделит чудесными инструментами для работы.
В подчинении у горного деда находятся маленькие, уродливые, шаловливые, очень подвижные духи («старые люди») — человечки, «знающие всё нутро земли», которые передвигаются под землёй «по одним им ведомым ходкам».
Очень популярны среди горнодобытчиков и кладоискателей рассказы о Полозе, змеином царе, хранителе подземных сокровищ и кладов, след которого показывает местонахождение сокровищ.

VN:R_U [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/5 (0 votes cast)